Sly Hatter
Live to win, 'till you die, 'till the light dies in your eyes, Live to win, take it all, just keep fighting till you fall...
Название: С первым апреля, Ватсон!
Автор: Sly Hatter
Фэндом: Шерлок Холмс (2009), Шерлок Холмс: Игра теней (кроссовер)
Персонажи: Шерлок Холмс, доктор Ватсон и Глэдстоун
Рейтинг: G
Жанры: Юмор, Драма
Размер: Мини, 3 страницы
Описание: Жестокая первоапрельская шутка Шерлока Холмса или как еще может развлекаться детектив, когда ему скучно.
Публикация на других ресурсах: С разрешения.Если кому-то этот бред, конечно, понравится.
Примечания автора: Фанфик спонтанный. Немного нелогичный. Просто отчего-то захотелось написать именно такую историю.
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Доктор Ватсон возвращался с вечерней прогулки в свою квартиру на Бейкер стрит, которую он уже третий год снимал в долю с Холмсом из-за финансовых трудностей. Сегодня был погожий августовский денек, ничто не предвещало беды. Доктор брел неторопливыми шагами по тротуару, наблюдая, как мимо один за другим проносятся кэбы. Глэдстоуна он с собою не взял: ему с самого утра подозрительно нездоровилось. Песик все время жалобно скулил и даже ни разу не подошел к миске с едой. «Ну, Холмс! Если снова Ваших рук дело, я выброшу все запасы семипроцентного раствора», - мысленно строил планы по мщению Ватсон. Это был отличный предлог нанести удар по кокаиновой зависимости друга. Главное, чтобы сыщик не убил Глэдстоуна во время отсутствия хозяина. Все-таки оставить своего пса на попечение такой «няньки» - плохая затея.
В этом Ватсон убедился, едва пересек порог квартиры. В прихожей носился его обожаемый питомец с пустой бутылкой из-под коньяка, привязанной к лапе. С громким визгом он бросился навстречу хозяину. Бутылка со звоном запрыгала по паркету следом. Доктор в ужасе наблюдал, как мопс мечется из стороны в сторону, пытаясь избавиться от тяжелой ноши. Нет, ну, это переходит уже все границы! Садиста, не испытывающего никакого сострадания к четвероногим братьям, нужно немедленно наказать. Ватсон красноречиво сжал ладони в кулаки. Холмс заплатит за это! Но сначала нужно освободить бедолагу от оков.
Ватсон присел на корточки и развязал узелок на лапе Глэдстоуна. Тот благодарно залаял, положив свою забавную сморщенную мордочку на колени к хозяину.
- Прости, Глэдстоун, я снова опоздал, - повинился доктор и, подняв своего любимца с пола, прижал к груди. В нос ударил резкий запах коньяка. Ватсон тут же заметил на светлой шерстке песика красноватые пятнышки. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения мужчины.
- Значит, этот мерзавец еще и напоил тебя? Замечательно! Просто замечательно! Я убью его!
Ватсон опустил питомца на пол, а сам со скоростью пули влетел на второй этаж. Доктор злобно пнул дверь ногой, и та послушно отворилась. Комната Холмса встретила его полнейшей темнотой. Шторы плотно задернуты, настольная лампа не работала. Уже неделю сыщик жил в полной изоляции от внешнего мира. У него был перерыв между делами. Преступность в Лондоне заметно измельчала в последнее время. Никаких интересных расследований на горизонте не предвиделось, а значит, Шерлок Холмс будет стараться развлечь себя, как это умеет делать только он. Сегодня состоялась премьера его спектакля, который, по всей видимости, на долго затянется.
- Холмс! – проорал Ватсон, но ответа не последовало. Мрак и тишина. Тогда доктор подошел к окну и одним рывком раздвинул шторы. Комнату озарили последние лучи заходящего солнца, и Ватсон увидел такое, что пыл его был сбит в мгновение ока. Посреди комнаты, не на диване, а прямо на паласе, в окружении множества выпитых бутылок спиртного валялся его друг и коллега Шерлок Холмс. Да-да, именно валялся. Как брошенная никому не нужная тряпичная кукла. Его одежда была грязная и потрепанная, рукава рубашки так вообще изодраны в клочья. Но больше всего Ватсона испугали характерные отметины от уколов на его руке. Судя по их количеству, всю последнюю неделю Холмс не переставал колоться. Правда, он всегда так делал, когда испытывал недостаток в умственной работе. Каждый раз его «развлечения» начинались с пальбы по стенам, а заканчивались семипроцентным раствором. И как не старался Ватсон отвлечь своего друга от иглы, по обыкновению ничего не выходило.
- Боже! Наркотик в сочетании со спиртным! Да он с ума сошел! - в ужасе воскликнул доктор и кинулся к безжизненному телу. В тот миг Ватсона терзала лишь одна мысль: «Я виноват в том, что оставил его одного. Смесь кокаина и алкоголя может быть фатальной! Моя вина…»
Приблизившись к Холмсу, мужчина замер на месте. Ему стало страшно. А вдруг уже слишком поздно и гениальный детектив мертв? Как дальше жить с таким бременем? Осторожно и очень медленно Ватсон нагнулся к телу и притронулся пальцами к кисти руки. Пульса не было. Сейчас доктор готов был даже поверить в то, что он – некомпетентный специалист, раз не смог определить пульс у еще живого человека. Вот только пульса действительно не было. И как не старался Ватсон его нащупать, перемещая пальцы то повыше, то пониже, результат все также оставался нулевым. Перед доктором лежал труп.
Невозможно передать те чувства, которые испытал мужчина в этот момент. Словно он сам умер. Три года Ватсон вместе со своим другом распутывал преступления, попадал во всевозможные передряги, помогал во всем знаменитому сыщику с Бейкер стрит. И вот, их недолгому партнерству подошел конец. Но кто бы мог подумать, что великий Шерлок Холмс умрет такой глупой и бессмысленной смертью! Не от пули заклятого врага, не геройской смертью во имя правого дела, не в упорной борьбе с преступностью, а от адской смеси алкоголя и кокаина. Лестрейд, наверное, посмеется над этим. Ватсон только сейчас понял, как сильно привязался к Холмсу за время их знакомства. Неужели теперь, спускаясь утром в гостиную, он не увидит больше, как его друг с упоением рассматривает графу криминальной хроники в газете, жалуясь на отсутствие фантазии у преступников? Неужели никогда доктор не проснется среди ночи от того, что его настырному соседу приспичило попиликать на скрипке в полвторого? Неужели ни разу в жизни теперь не придется откачивать Глэдстоуна после очередного безумного эксперимента Холмса? Да, черт с ним, с Глэдстоуном! Его друг, лучший из людей, которых Ватсон когда-либо знал, теперь мертв. Мертв, как и мертва его деятельность, дело всей жизни, оставшееся теперь в истории…
- О, Холмс! – воскликнул доктор со слезами на глазах, - Если бы Вы сейчас вдруг ожили, если бы это только было возможно… Я бы простил Вам то, что Вы сделали с Глэдстоуном…
И тут чья-то теплая рука касается плеча доктора Ватсона, тот резко оборачивается и…
- ААААААААААААААААА! – душераздирающий крик вырвался из груди насмерть перепуганного мужчины. Перед ним стоял Холмс. Живой и совершенно невредимый. Одежда на нем была целой и чистенькой, лицо в кои-то веки гладко выбрито, и в довершение, от него совершенно не пахло алкоголем. Воскресший сыщик вцепился в плечи Ватсона и хорошенько его встряхнул.
- Да придите уже в себя, наконец! Я не мираж, не иллюзия и не привидение. Я – совершенно настоящий Шерлок Холмс из плоти и крови, так сказать! – заявил как ни в чем не бывало детектив, иронично прищурившись. Доктор шокировано уставился на Холмса, словно на восьмое чудо света. Кричать Ватсон был больше не в силах, пошевелиться, почему-то тоже. Видно, шок еще не прошел.
- А, Вам, доктор, должно быть стыдно, - продолжил Шерлок свой монолог, - как Вы, прожив со мной три года под одной крышей, не смогли отличить настоящего Холмса от искусной подделки? У Вас одно оправдание: эту подделку сделал я.
Детектив раскланялся воображаемым зрителям. Да, иногда его нарциссизм переходил все рамки. Ватсон повернулся и присмотрелся к трупу, который так и остался лежать позади него. Неизвестный человек, первоклассно загримированный, в парике, очень напоминающий кудрявые волосы Холмса, был приблизительно одинаковой комплекции с сыщиком. Доктор выдохнул облегченно. Жив, мерзавец!
Сыщик как раз собирался что-то сказать, но получил от Ватсона хорошую оплеуху.
- Как Вы могли, Холмс! Вы понимаете, что я счел Вас покойником?
Детектив довольно усмехнулся. Ватсона это разозлило. В его голове всплыло красочное воспоминание об измазанном коньяком Глэдстоуне.
- Вы напоили моего пса!
- И Вы снова не правы, друг мой! Я его лишь испачкал. Вы вообще в курсе, какой сегодня день?
Доктор опустил занесенную было для нового удара руку и недоуменно пожал плечами.
- В таком случае, с первым апреля, Ватсон! Считайте этот небольшой спектакль моим подарком для Вас ко дню дурака. Я снова успешно облапошил Вас!
И несчастный Ватсон вдруг запоздало понимает, что снова попался на ту же удочку, что и в прошлый, и в позапрошлый год. Теперь, когда он купит новый настенный календарь, то обязательно пометит первое апреля красным крестом. И тогда, в следующий раз, все обойдется без драматических эффектов.
Возможно.

@темы: Шерлок Холмс: Игра теней, миник, фанфик, юмор